Я пропаду в массовке, ведь я из таких же масс. Спросишь, почему улыбчивый, а это - просто маска.
я устала от людей. некоторых.
я настолько от них устала, что уже даже не злюсь на них. почти.
я устала от учёбы и того, что сигареты кончаются ещё быстрее, чем в октябре.
получила пять за сочинение по литературе. экзаменационное. по "Преступлению и наказанию".
"Роль Сони Мармеладовой в судьбе Раскольникова".
книгу не читала - глотала.
порой даже через силу. два часа ночи, глаза слипаются, электричество периодически отключается, а мне ещё страниц шестьдесят до конца.
ладно.
смогла.
вроде, даже единственная из класса выбрала Достоевского. потому что мы ещё полностью его не прошли даже.
кое-кто мне обещал дискуссию, когда дочитаю.
но кое-кто меня игнорирует и бесит.
впрочем, от кое-кого я тоже устала.
пусть идёт с миром, белый флаг.
мне ни к чему очередная война.

кстати, писала экзамен почти всё отведённое на него время.
то есть, три или четыре часа. не знаю точно.
я очень боялась. и, как по мне, написала очень плохо. тем не менее - пять.
меня это удивляет. я могла лучше. ведь когда я читала, у меня было намного больше мыслей о Соне. она мне, кстати, очень понравилась.
и, что странно, понравился Свидригайлов. почему? потому что изначально он рисовался мне человеком недалёкого ума, а когда он появился в качестве действующего лица, всё оказалось совсем наоборот.
ещё эти сцены. живые такие.
смерть Мармеладова. тут я расплакалась, не знаю, почему.
чтение Евангелия.
то, как Раскольников признавался Соне в своём преступление.
смерть Катерины Ивановны. эта сцена, кстати, намного тяжелее, чем смерть Мармеладова, но я не в состоянии была адекватно выражать свои чувства. просто сидела, рот зажав руками, зачем-то. наверное, боялась закричать. она тоже мне нравилась.
и последний разговор Раскольникова с Профирием.
эти сцены слишком сильные, пожалуй, для моего слишком сузившегося спектра эмоций. слишком сильные для того, чтобы я могла описать их словами.
я всё о Достоевском.
потому что я была в этой книге почти неделю. я вставала в шесть утра и читала перед школой, я читала на уроках, я читала дома до двух часов ночи.
у меня были недосып, стресс и пара нервных срывов.
но я жила этой книгой.
она была для меня важнее всего.
а теперь я дочитала её.
даже грустно как-то.
очень грустно.

виделась сегодня с Женей.
кое-что узнала, кхм. не важно, ладно, пусть.
не хочу об этом.
они весь день целовались с Анитой.
просто так. нисхуя.
ладно.
я тоже хочу с кем-нибудь целоваться, но в последнее время мне никто не нравится даже.
и прошлое - в прошлом.
вспоминать даже не больно.
ни Добью, ни Дамира, ни Вадима.
зато противно.
иногда.
иногда вообще похуй.
кое-кто, кстати, мне тоже временами противен.
но не о том я.
не о том я.

слишком много песен заедает в голове.
а ведь я даже не слушаю их в последнее время, кхм.

такая карма у двух потухших светил.
ты мне расскажешь про салют, а я - про никотин,
и так уж вышло, что кому-то нужно уходить.

а ты так любишь меня, ты же любишь меня,
хоть и кружишь с пидорасами по будням.
я обхуяченный, уставший.
я нихуя тебе не парень, но это нихуя не значит.

а мне так хочется летать в этих снах, где никто тебя не будет трогать.

в памяти полный провал, но за тебя я умру.

и ты хоть тресни на тысячу осколков ровно,
ты никому не нужен холодным.

просто танцуй, ни о чём не думай, я тебя прошу.

веришь, я вникуда бежал, когда внутри зажало,
не жалко нихуя, лишь бы ты просто была счастлива.

я на хую крутил романтику и прочую хуйню,
тебе не в кайф мои кайфа, прости, я так живу.
а хочешь - не прощай, всё это удалив, как прежде.
но сегодня будь со мною нежной.

где ты была? ведь я нуждался.

давай целуй меня, если ты хочешь целовать,
давай люби меня, люби не только в этой ёбаной кровати.

а мы любили, а не просто с тобой трахались.

стой, обернись, посмотри ещё раз в мою сторону.

и мы по-старому,
ты повернёшься, я достану.

улыбайся, дрянь, отворачивайся, тут без вариков.
твои глаза - плевать, твой голос больше тут не варит.

говорят верно: за секс любовью не платят
прости меня, но нас срочно нужно спасать.

не надо, не кричи, не останавливай, не буду.
всё же ты всегда внутри, и это всё "внутри" повсюду.


что вы можете сказать насчёт моего психологического и эмоционального состояния?
ну хуй знает.
досюда точно никто не дочитает.
если это вообще кто-то станет читать.
поэтому я напишу тут самое главное.
хочу к Дотанскому.

@темы: улыбки станут фоном.